Печать

Запасов нефти хватит. Нужны идеи...

Российский ТЭК находится на распутье. Если срочно не изменить систему налогообложения бюджетообразующей отрасли государства, то уже к 2020 году, по мнению участников II Национального нефтегазового форума, добыча нефти в нашей стране может упасть с нынешних 526 до 423 миллионов тонн.

Премьер-министр Дмитрий Медведев назвал Национальный нефтегазовый форум крупнейшим событием. Глава российского правительства в своём приветствии лишний раз подчеркнул очевидное: именно ТЭК служит локомотивом экономики страны и гарантом стабильности, обеспечивая надёжное формирование бюджетов. А заодно выразил уверенность: рекомендации профессионалов помогут руководству страны при формировании глобальной стратегии развития российской нефтегазовой отрасли. Остаётся надеяться, что хотя бы часть прозвучавших на форуме предложений действительно ляжет в основу столь ожидаемых нефтяниками правительственных решений. Но обо всём по порядку.

Одним другом меньше

Начался форум с минуты молчания. Аркадий Дворкович, зампред российского правительства, попросил собравшихся в Московском центре международной торговли почтить память президента французской «Total» Кристофа де Маржери, погибшего накануне вместе с экипажем самолёта в авиационной катастрофе. «Он был действительно нашим другом, другом России, — тяжело вздохнул вице-премьер. — Он не видел развития мировой энергетики без сотрудничества всех заинтересованных сторон».

Без таких друзей, выступавших категорически против введения санкций в отношении России, нашей стране будет весьма непросто отстаивать свои интересы на международной арене. Особенно в условиях значительного ухудшения конъюнктуры мировых энергетических рынков. Мы уже привыкли жить, ни в чём себе не отказывая, при цене более 100 долларов за баррель. Сегодня она опустилась почти до 80 долларов, и, говорят, это далёко ещё не предел.

ТЭК требует перемен

— Предыдущие 14 лет стали для отрасли периодом стабильного роста, — докладывал участникам форума министр энергетики Александр Новак. — За это время добыча нефти в России выросла в 1,6 раза, или на 200 миллионов тонн в год! Доля нефтегазовых доходов в бюджете страны достигла 52 процентов и продолжает увеличиваться, отрасль обеспечивает почти две трети экспорта.

Но даже в столь успешный период отчётливо проявились системные проблемы. Такие как снижение добычи в районах традиционного промысла, рост затрат на извлечение из недр углеводородов, технологическая отсталость, проявляющаяся в низком коэффициенте извлечения нефти и зависимости от зарубежных технологий. Эффективность бурения снизилась вдвое — до 25 тонн нефти на каждый метр проходки. При этом российский ТЭК чрезмерно монополизирован: на долю малых и средних компаний приходится у нас всего 3 процента добычи, тогда как в США именно они извлекают 40 процентов всей нефти… Падение нефтяных цен и введение санкций лишь усугубляют проблемы. Сегодня российский ТЭК требует незамедлительных перемен.

— Мы внимательно анализируем происходящие события, стараясь сформировать инструменты, позволяющие минимизировать риски работы нефтегазовой отрасли, — заверил нефтяников министр. — На мой взгляд, наступила пора принимать решение о скорейшем введении налога на финансовый результат. Об этом говорят практически все руководители добывающих компаний. И это ключевой момент для развития отрасли! Мерами финансовой поддержки могли бы стать внедрение механизма госгарантий и доступ национальных нефтегазовых компаний к средствам Фонда национального достояния. Можно было бы подумать над возможностью пересмотра лицензионных обязательств компаний и продлением отведённых сроков на разработку месторождений. Мерами, нацеленными на минимизацию ущерба от санкций, могут стать налоговые льготы для компаний, инвестирующих в импортозамещение и локализацию производств на территории России.

Готовится амнистия

Сергей Донской, министр природных ресурсов и экологии России, предупреждает ещё об одной опасности: возможность развития отрасли за счёт вовлечения в разработку ранее выявленных так называемых традиционных месторождений нефти резко уменьшилась. В резерве нераспределённого фонда недр осталось всего несколько таких месторождений, которые по уровню запасов в лучшем случае можно отнести лишь к средним.

— Без новых открытий невозможно заместить неизбежное истощение тех 10 процентов крупных и уникальных месторождений, которые дают нам сегодня 85 процентов добычи нефти и газа! — заявляет министр. — В недрах страны ещё сокрыты гигантские ресурсы углеводородов. По оценкам российских учёных, извлекаемые ресурсы только баженовской свиты в Западной Сибири превышают 20 миллиардов тонн. Однако их масштабная разработка требует внедрения новых технологий как в геологоразведке, так и в добыче. Возникает противоречие между колоссальным ресурсным потенциалом и нарастающей сложностью его состава.

Для разрешения этого противоречия Сергей Донской предлагает целую программу действий. Здесь и экономическое стимулирование геологоразведки, и снижение административных барьеров, и развитие тех самых малых компаний.

— Важным инструментом стимулирования может стать внедрение системы вычетов расходов на геологоразведку из суммы налога на добычу полезных ископаемых, — убеждён докладчик. — Надеюсь, в следующем году он будет принят. По нашей оценке, введение этого механизма позволит к 2035 году дополнительно прирастить до 3 миллиардов тонн запасов, в том числе за счёт новых открытий. Существенным стимулом для развития поисковых работ должна стать и так называемая лицензионная амнистия, о которой уже говорил министр энергетики. В сложившихся экономических условиях многие обязательства становятся неподъёмным бременем для недропользователей. Немаловажную роль играет и доступ компаний к источникам заёмного финансирования, а одним из источников мог бы стать Фонд национального благосостояния. Тогда минерально-сырьевой сектор сможет не только обеспечить добычу необходимых ресурсов и получение налогов, но и послужит мощным импульсом развития отечественного машиностроения и высокотехнологичных сервисных услуг.

На всё точно не хватит!

— Оба министра в качестве источника финансового обеспечения упоминают Фонд национального благосостояния, — берёт слово для комментария Аркадий Дворкович. — Сегодня вспоминают о нём в любой дискуссии — будь то разговор про нефть, транспорт или сельское хозяйство. Надо понимать, что фонд не безразмерный. На всё его точно не хватит! Тем не менее правительство уже рассматривает предложения по проектам в нефтегазовом секторе. Всецело поддерживаю необходимость пилотного внедрения налога на финансовый результат и введения налоговых вычетов по геологоразведке. Лицензионная амнистия нужна, но прежде должны быть определены чёткие её критерии. Если министерство подготовит набор таких критериев, то правительство поддержит и этот подход.

Виктор Вексельберг, председатель совета директоров группы компаний «Ренова», в недавнем прошлом совладелец «ТНК-ВР», пользуясь правом модератора пленарной сессии форума, задал вице-премьеру принципиальный вопрос: «В России нередко противопоставляются сырьевой и инновационный сектора экономики. Мне кажется, это большая ошибка. Ведь нефтегазовый сектор как губка впитывает в себя самые передовые решения и технологии. Как лично вы видите лидирующую роль ТЭКа в стимулировании инновационного развития экономики?»

— Противопоставлять эти сектора действительно бессмысленно, — согласился с модератором Аркадий Дворкович. — В силу своего размера ТЭК формирует наибольший спрос на ресурсы, продукцию других отраслей, в том числе и производящих оборудование и новые технологии. Однако как губка он далеко не всё впитывает. Вот у нас на столиках лежат каталоги нефтегазовых инноваций фонда «Сколково». Насколько я знаю, широкого внедрения их не происходит. Как правило, технология уходит за рубеж и возвращается к нам уже после того, как внедрена в широкую эксплуатацию. И здесь нам есть над чем поработать совместно с нефтяниками.

Бег с препятствиями

— Наши силы тратятся не на инновации, а на собирание никому не нужных подписей и согласований, — развил тему Владимир Богданов, генеральный директор «Сургутнефтегаза». — Мы до сих пор обустраиваем месторождения по нормам и правилам, принятым ещё в СССР. Все эти вопросы мы многократно проговаривали, на самом высоком уровне приняты правильные решения по исправлению ситуации, но всё как-то очень медленно двигается в этом направлении. Зато принимаются поправки в Земельный кодекс, согласно которым с Нового года ни одна компания не сможет отвести землю для строительства линейных объектов. Мы подписали соответствующее письмо в адрес премьера: надо решать эту проблему!

Александр Шохин, президент Российского Союза промышленников и предпринимателей, подливает масла в огонь: «Сейчас в Госдуме находится один интересный законопроект. Если раньше мы вводили ускоренную амортизацию, чтобы поддержать технологическое обновление, то сейчас хотим обложить это амортизированное имущество дополнительным налогом. По всей видимости, речь должна идти не только о новых механизмах стимулирования инноваций, но и о том, чтобы старые механизмы, которые не дали ещё полноценного эффекта, не замораживались из-за фискальных соображений».

Сергей Донской признаёт: «Очень часто получается так, что мы снимаем одни барьеры, но принимают новые законы — и тут же возникают другие барьеры. И нам снова приходится расчищать их».

Без Китая никуда?

Отдельный разговор состоялся по поводу предстоящего импортозамещения. Мы закупаем за рубежом практически всё специализированное программное обеспечение и высокотехнологичное оборудование для гидроразрыва пластов, телеметрического и технологического сопровождения при наклонно-направленном и горизонтальном бурении, а также насосно-компрессорное оборудование, турбины, различную арматуру. Жизнь заставляет искать им замену не только в России, но и других странах, не поддержавших введение санкций. Прежде всего — в Китае. Правда, по оценкам министерства энергетики, заместить большую часть импортируемых сегодня технологий и оборудования удастся лишь к 2020 году.

Владимир Богданов, с советских времён исповедующий в своей компании принцип натурального хозяйства, давно и серьёзно сотрудничает с российскими производителями. «Многие предприятия даже поменяли с нашей помощью и под наши требования свою научную и опытно-конструкторскую базу, станочный парк, повысили квалификацию рабочих, — рассказывает нефтяной генерал. — И то, что создаётся порой по нашим разработкам на этих предприятиях, внедряется не только в «Сургутнефтегазе», но и других нефтяных компаниях. По своему качеству и ценовым параметрам выпускаемая продукция зачастую превосходит зарубежные аналоги».

Владимир Богданов не спешит вслед за коллегами выводить из состава своей компании многочисленные управления по бурению и ремонту скважин. «К сожалению, в России нефтяной сервис не дошёл и до серединного уровня, — сокрушается выпускник Тюменского индустриального института, прошедший путь от помощника бурильщика до нефтяного генерала. — Вот и приходится всем заниматься самостоятельно. Ведь до 2030 года, чтобы работать с существующими запасами, мы должны нарастить объёмы геологоразведки в 4,5 раза, а эксплуатационное бурение — в три раза! Причём многие вещи делаем более качественно и более успешно, чем специализированные нефтесервисные компании».

Расчищают рынок

Леонид Федун, вице-президент «ЛУКОЙЛа», подтверждает: продуктивность бурения резко падает. Даже для поддержания текущего уровня добычи мы должны будем бурить ежегодно не шесть тысяч скважин, как сейчас, а девять тысяч. Это потребует значительного увеличения числа буровых бригад, что является весьма проблематичным. Ведь западные подрядчики сворачивают работу в России. Вдобавок ко всему нефтяные компании верстают сегодня свои бюджеты исходя из цены уже в 80-85 долларов за баррель. Соответственно, урезаются и капитальные расходы. Период низких цен может оказаться весьма затяжным.

— Причины падения просты, — поясняет нефтяник. — Раз в 15-20 лет Саудовская Аравия и другие государства Персидского залива расчищают мировой рынок от конкурентов. Для того, чтобы и впредь доля этих государств в международной торговле сохранялась на уровне около 50 процентов. Если цена продержится на уровне 80 долларов за баррель, под ударом окажутся многие сложные проекты, в том числе по извлечению битуминозной и сланцевой нефти в США, производству биотоплив и синтетического бензина. В ближайшие два года с рынка уйдут около миллиона баррелей суточной добычи — и Саудовская Аравия выполнит свою задачу.

По информации американской корпорации IHS, разработка сланцевой нефти в США останется безубыточной даже при 57 долларах за баррель. Чего не скажешь о российском бажене и многих других отечественных проектах по извлечению трудной нефти. При существующей системе налогообложения в нашей стране они глубоко убыточны.

Выживет сильнейший

Так что же ждёт нашу страну? Даже по оптимистическому прогнозу — при сохранении бурения на существующем уровне — добыча нефти в нашей стране к 2020 году сократится с нынешних 526 до 487 миллионов тонн. При свёртывании инвестиционных программ и снижении бурения добыча упадёт до 423 миллионов.

— Есть ли выход? — уточняет Леонид Федун. — Естественно, есть. Это немедленное внедрение системы налогообложения финансового результата, действующей во всём мире. Поскольку для поддержания текущей добычи необходимо переходить от вторичных к весьма затратным третичным методам разработки — а это уплотнение сетки бурения и газоводяное воздействие на пласт. При нашей налоговой системе все эти методы абсолютно неэффективны.

— В связи с падением цен и появлением новых технологий добычи выживать будет сильнейший, — резюмирует Александр Новак. — Да, за последние годы мы приняли немало точечных решений по трудноизвлекаемым запасам и шельфу. Но всё это локальные вещи. Нужно глобально поменять систему налогообложения и создавать экономические стимулы для того, чтобы мотивировать компании на модернизацию нефтегазовой отрасли. В противном случае всё будет ровно так, как на «обвальной» картинке, которую нам показал Леонид Федун.


Аркадий Дворкович: "Принципиально важным является сохранение ведущей роли России на энергетических рынках, поддержание стабильных объёмов добычи нефти и газа на той планке, на которую мы вышли. Решение этой задачи требует интенсификации работы по всей цепочке — от геологического изучения и разработки недр до переработки углеводородов."

Александр Новак
министр энергетики РФ:

— Главным внешним вызовом для нашей энергетики является кардинальное ужесточение конкуренции на мировых рынках, а главным внутренним вызовом — необходимость всесторонней модернизации ТЭКа и преодоление высокой степени износа значительной части производственных фондов.

Сергей Донской
министр природных ресурсов и экологии РФ:

— В недрах страны ещё сокрыты гигантские ресурсы углеводородов. По оценкам российских учёных, извлекаемые ресурсы только баженовской свиты в Западной Сибири превышают 20 миллиардов тонн. Однако их масштабная разработка требует внедрения новых технологий как в геологоразведке, так и в добыче.

Юрий Шафраник
председатель совета Союза нефтегазопромышленников России:

— Самый старый в мире Техасский район за последние шесть лет увеличил добычу в три раза! Государство сумело выстроить такую экономическую систему, при которой практически любой берёт дешёвые кредиты и бурит. Америка бурит уже по 110 миллионов метров в год. В России с трудом вышли на 22 миллиона метров проходки, а по итогам первой половины текущего года мы впервые снизили бурение. Это чрезвычайно опасно!

Леонид Федун
вице-президент «ЛУКОЙЛа»:

— По оптимистическому прогнозу — при сохранении бурения на существующем уровне — добыча нефти в России к 2020 году сократится с нынешних 526 до 487 миллионов тонн. При свёртывании инвестиционных программ и снижении бурения — а все компании верстают сегодня свой бюджет исходя из цены на нефть в 80-85 долларов за баррель! — добыча упадёт до 423 миллионов.

Владимир Богданов
генеральный директор «Сургутнефтегаза»:

— Наши силы тратятся не на инновации, а на собирание никому не нужных подписей и согласований. Мы до сих пор обустраиваем месторождения по нормам и правилам, принятым в СССР.

Андрей Фатеев, Тюменские известия

worldturne.com

www.vozvodimdom.com

Tekstkontent