Печать

Российская экономика: где-то около дна

До 2020 года страну ждет «медленное восстановление»

Незначительный рост российской экономики начнется в 2017 году. Такие прогнозы сделал заместитель главного редактора журнала «Эксперт» Александр Ивантер на конгрессе среднего бизнеса «Стратегии роста в новой экономической реальности», который прошел в Тюмени.

Печать

Вакханалия в мозгах - как залог стабильности экономики?

Картинка с бюджетом, которую я описал в прошлом выпуске еженедельника, не говорит, а кричит о том, что власти не в силах так отладить расходование наших налогов, чтобы если не совсем пресечь разбазаривание миллиардов, то хотя бы минимизировать потери. Вместо этого они намереваются свернуть на легкий путь: повысить налоги. 

Объективности ради скажу, что в апреле Минфин анонсировал 10-процентное сокращение всех так называемых незащищенных статей и антикризисные меры. Правда, что именно урезать и на сколько, переадресовано министерствам и ведомствам. Весной Минфин оценивал экономию примерно в 490 млрд, тогда как дыра в бюджете уже выглядела в два с лишним триллиона. Да и меры эти вполне себе косметические. Например, в 2015 г. военные расходы уменьшили на 3,8%, в 2016 г. вроде бы сократят еще на 5%, но после того как в том же 2015 г. их увеличили почти в 1,5 раза – почти на 1 трлн. В последнее время Минфин и Минобороны упорно бодались по поводу госпрограммы на 2018-2025 годы: военные просили 22 трлн, а Минфин отстаивал на 10 трлн меньше.

Печать

Андрей Мовчан: «Кудрин понадобился Кремлю, чтобы авторитетно оппонировать силовикам»

Известный экономист — об адаптации народного хозяйства к низким ценам на нефть, неприятии населением экономических реформ и о том, почему президент предпочитает рецессию нестабильному росту экономики

События последних полутора месяцев свидетельствуют о том, что власти постепенно отошли от судорожно-хаотичного реагирования на удары кризиса и вновь задумались о внятных программах развития страны в новых условиях. Очевидно, свою роль играет и политический фактор — до президентских выборов времени все меньше, и главному претенденту на будущую корону нужна четкая социально-экономическая программа, которую он сможет предъявить изрядно потерявшему в зарплатах и доходах электорату. О том, каким будет это ближайшее экономическое будущее и каким оказалось российское настоящее к середине 2016 года, в интервью «Новой газеты» рассуждает директор программы «Экономическая политика» Московского центра Карнеги Андрей Мовчан.

— Судя по всему, по итогам первого полугодия основные макроэкономические параметры в стране будут лучше, чем в прошлом году. Спад ВВП затормозился, инфляция замедлилась, отток капитала сократился. Можно ли говорить о неких признаках выздоровления отечественной экономики?

— Фраза «показатели улучшились, спад сократился» относится к области новояза. Если спад продолжается, значит, показатели ухудшились. Понятно, не может быть катастрофического спада всегда. Да, случился нефтяной шок, приведший к резкому падению показателей, сейчас он прошел, эффект от резкого падения нефтяных цен в конце 2014-го — начале 2016 года практически исчерпан. Мы сейчас уже наблюдаем за тем, как российская экономика ведет себя в период стабильных, близких к равновесным нефтяных цен, которые, если верить макропрогнозам, обещают оставаться в пределах 40—60 долларов за баррель довольно долго.

Печать

Монетизация денег

По сравнению с белорусским наш рубль ещё орёл! Или решка…

Братский рубль в соседней Белоруссии совсем одряхлел, и в пятницу его заменят новеньким. С купюр уберут аж четыре нуля, что года на три собьет с толку тамошних бабушек и огорчит некоторых миллиардеров, которые даже в разряд миллионеров перейти не сумеют. Нас, россиян, эта деноминация не касается. Ну разве что она лишний раз подчеркнет цену нашего рубля. С 1 июля он будет стоить 3 белорусских копейки.

Печать

Капитал мозга. Экономику «вытянут» наука и образование

 

Главный источник развития - вложения в человеческий капитал, прежде всего в его основную составляющую - «экономику знаний».

Абел Аганбегян, академик РАН, завкафедрой РАНХиГС

«Экономика знаний» - это образование, научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы (НИОКР), информационные и биотехнологии, здравоохранение. Всё это вкладывает в человека знания, необходимые для его эффективного труда. И хотя часто главным источником экономического роста называют инвестиции в основные фонды - машины и оборудование, сооружения и здания, - всё это мертво без приложения человеческого труда.  

Где отстаём? 

В эпоху индустриального развития «техника решала всё». А в современную эпоху постиндустриального развития основной становится сфера «экономики знаний».