Печать

Ноль часов по берлинскому времени

Записки Матвея Крола, очевидца подписания Акта о безоговорочной капитуляции фашистской Германии.

 «Это было в ночь с 8 на 9 мая 1945 года. Большой зал бывшего Инженерного училища вермахта в Карлсхорсте, пригород Берлина. Монументальный Георгий Жуков в маршальском мундире величественно возвышается над огромным, поставленным Т-образно столом. Вокруг — главы делегаций западных союзников: американские, английские, французские генералы. Тут же советские военачальники — командующий 5-й ударной армии Берзарин, член Военного совета 1-го Белорусского фронта Желтов, генерал Козаков, старшие советские офицеры…

Ввели немецкую делегацию, членам которой предстояло поставить подписи под Актом о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии.

Сухопутные силы были представлены фельдмаршалом Кейтелем, ВМС адмиралом Фридебургом, авиация — генерал-полковником Штумфом. Кейтель держал в руке фельдмаршальский жезл. Немцы, очевидно, надеялись, что, выполняя воинский протокол, представители союзников — СССР, Англия, США, Франция — встанут, приветствуя военачальника высшего ранга. Однако никто не двинулся с места.



Жуков сухо предложил немецким военным пройти к своему столу, стоящему в стороне от стола президиума. Этим он подчеркнул: союзники рассматривают германских представителей не как воинов, которым даже в случае поражения полагаются соответствующие почести, а как военных преступников. Подойдя к столу, Кейтель со злостью бросил на него маршальский жезл.

От своего стола до стола президиума, где подписывался Акт безоговорочной капитуляции, германским делегатам пришлось пройти ровно 8 шагов. В этом, как и во всем церемониале подписания акта, заключался особый смысл. Именно столько прошла делегация германского вермахта до вагончика французского маршала Фоша в 1918 году, когда был подписан Акт капитуляции Германии в 1-й мировой войне.

В 1940 году, разгромив Францию, Гитлер потребовал отыскать тот самый штабной вагончик и заставил французского маршала Петэна пройти те же 8 шагов. И вот 9 мая 1945 года на этот раз немцы должны были снова пройти 8 шагов. Шагов унижения, позора, поражения.

Хочу еще сказать о символе того дня. Церемония подписания Акта о безоговорочной капитуляции гитлеровской Германии проходила в скромно обставленном зале бывшего военного училища. Советское командование специально выбрало это лишенное всякой помпезности и дворцовой роскоши помещение, чтобы суровость обстановки соответствовала суровости момента — капитуляции преступного режима.

И только одно яркое пятно выделялось на серой стене зала: ковер из кабинета Гитлера, специально доставленный сюда накануне. Германские военачальники хорошо знали этот ковер. Не раз, стоя около него, они докладывали Гитлеру о победах вермахта. Теперь на фоне этого же ковра им предстояло подписать свидетельство о своем полном поражении.

Когда подписи были поставлены, Жуков встал и твердо сказал: «Немецкой делегации предлагается покинуть зал». Обратите внимание на эту формулировку: Жуков не только не позволил немцам остаться с вместе с другими участниками церемонии в зале, он даже не попросил их выйти, а по существу приказал покинуть зал. Этим еще раз было подчеркнуто, что мы рассматриваем руководителей фашистской Германии не как обычных военачальников побежденной армии, а как преступников.

После команды маршала по два смершевца (сотрудники нашей военной контрразведки) встали справа и слева от каждого члена немецкой делегации и вывели их из зала. Все глянули на часы. Было ноль часов двадцать минут 9 мая по берлинскому времени, когда дверь за последним немцем закрылась. Все мы, советские, присутствовавшие в этом большом зале, почувствовали: именно сейчас закончился самый страшный период истории нашей страны.

Взглянул на Жукова и замер: в глазах прославленного маршала со стальными нервами стояли слезы...

Пять минут в зале стояла мертвая тишина. А после этого произошел взрыв эмоций. Все — генералы, старшие офицеры, члены делегаций союзников — обнимались, что-то кричали, плакали. Творилось что-то невообразимое. А когда все успокоились, началась знаменитая церемония торжества, которая длилась до 6 часов утра».

P.S. Записки Матвея Крола я обнаружил в фонде имени Муравленко, членом которого являюсь. Записки были выполнены машинописным способом, содержали множество сокращений. Поэтому для того чтобы познакомить читателей с ними, пришлось обработать текст, расшифровав сокращенные слова — фамилии, должности.

Матвей Маркович Крол, присутствовавший на церемонии подписания Акта о капитуляции Германии, о чем и написал в своих воспоминаниях, вскоре был назначен ответственным за снабжение населения Берлина в советской зоне. После войны Крол работал в Куйбышеве, в системе совнархоза, где тогда работал и Виктор Муравленко. В 1965 году они вместе с Муравленко прибыли в Тюмень, в «Тюменьнефтегаз», где Крол стал первым заместителем Муравленко. Много лет проработав в Тюмени, он внес значительный вклад в создание грандиозной нефтегазовой отрасли страны. После Крол переехал в Москву, какое-то время работал в НИИ нефтяного профиля. Затем ушел на пенсию. Похоронен в Москве.

Лев Новосельский. Тюменские известия от 11 апреля

 

worldturne.com

www.vozvodimdom.com

Tekstkontent