Печать

РОССИЯ, КОТОРУЮ НИКАК НЕ ОБРЕТЁМ

В начале войны видный эсдек Александр Парвус (Израиль Гельфанд) обратился к германскому послу в Константинополе с предложением оказывать помощь Центральным Державам в войне с Державами Согласия. 9 января 1915 г. Парвус подал в германский МИД меморандум, в котором предлагал проведение в России массовой забастовки, которая как минимум должна парализовать все железные дороги, ведущие к фронту. Главное же внимание Парвус рекомендовал обратить на поддержку большевистской и меньшевистской партий, которые ведут борьбу с русским правительством и вожди которых находятся в Швейцарии.

13 января 1915 г. он был принят в главной квартире императора Вильгельма. В МИД Германии специальный политический отдел разрабатывал планы революции в России и финансировал её. Для начала этой работы Парвус потребовал два миллиона золотых марок (сегодня это $28 млн). Деньги были выплачены. Через две недели ему было выдано еще 500 тыс. марок. 6 июня 1915 г. германский министр иностранных дел фон Ягов требует от казначейства 5 млн золотых марок на поддержку революционной деятельности в России. Сохранилась расписка Парвуса (Гельфанда): «Мною 29 декабря 1915 г. получен один миллион рублей в русских банкнотах для поддержки революционного движения в России от германского посланника в Копенгагене. Др. А. Гельфанд».

23 августа 1915 г. в Циммервальде на съезде социалистических партий Ленин выступил с лозунгами поражения России в войне и превращения «империалистической бойни… в войну гражданскую – мирового пролетариата против мировой буржуазии».

В это же время Парвус установил связь с Лениным и его группой. Ленин был арестован австрийцами в Поронино (Польша) в августе 1914 г., но вскоре освобожден как «враг царизма» и с женой переехал в Швейцарию на специально выделенном для этого австрийском военно-почтовом поезде. В издаваемой им газете «Социал-демократ» призывал к беспощадной борьбе с «социал- шовинизмом, патриотизмом и оборончеством» в рабочей среде, напирая на марксистский лозунг, что «у пролетариата нет отечества».

Царская охранка, отлично зная эти заявления вождя большевиков, с первых же дней войны считала его вражеским агентом. Жандармский генерал А.И. Спиридович сообщает, что в июне и июле 1914 г. Ленин дважды ездил в Берлин для выработки совместно с германской разведкой плана подрывной деятельности в тылах русской армии. За эту работу ему было обещано 70 млн марок. В МИД Германии имелась написанная Лениным и переданная в сентябре 1915 г. через немецкого агента эстонца Александра Кескула программа действий, которые он предлагал после захвата власти в России. Через Кескулу Ленин снабжал немцев агентурными сведениями о положении русского тыла и фронта до самой Февральской революции и получал от Кескулы за это деньги. Германский Генштаб планировал осуществить революцию в России в 1916 г.

22 марта (4 апреля) 1917 г. немецкий посланник в Берне посылает в Берлин телеграмму, что от имени группы русских социалистов и их вождей – Ленина и Зиновьева – секретарь социал- демократической партии обратился с просьбой о немедленном разрешении на их проезд через Германию. Император Вильгельм распорядился, чтобы русских социалистов перебросили через линию фронта, если Швеция откажется их пропустить.

В 15 часов 20 минут 27 марта (9 апреля) 32 русских эмигранта- социалиста выехали из Цюриха. В их числе были 19 большевиков, 6 членов Бунда и 3 сторонника Троцкого. На границе с Германией они пересели в специальный поезд всего из двух вагонов и через Штутгарт и Франкфурт прибыли в Берлин. 30 марта в балтийском порту Засниц они взошли на борт шведского парохода.

Ленин очень боялся, что его сочтут в России немецким агентом. Он предпринял многие меры предосторожности. Отказался от встречи с Парвусом в Стокгольме и уж тем более избегал публичных контактов с немецкими официальными лицами. Русское посольство в Стокгольме тут же дало визы Ленину и всей компании, но при переезде русской границы в Финляндии Ленин всё же поинтересовался, не арестуют ли его. Но Временное правительство больше всего боялось, что Совдеп обвинит его в ущемлении свободы в «самой свободной стране мира», и не посмело арестовать Ленина.

8 (21 апреля) немецкое посольство в Стокгольме сообщает министру иностранных дел Германии: «Въезд Ленина в Россию прошел успешно. Он работает точно так, как мы бы желали».

Открытые ныне документы германского МИДа свидетельствуют, что на подрывную революционную работу в России уже после Февральской революции было выделено Германией более 50 млн золотых марок, т.е. более 18,5 т золота. Германский дипломат в Стокгольме Курт Рицлер передавал эти деньги частями большевистскому агенту в Стокгольме другу Ленина Якову Фюртенбергу- Ганецкому, а тот переправлял их в Россию, перемещая со счета Nye Bank в Стокгольме на счет своей родственницы Евгении Суменсон в Петрограде в Русско-Азиатском банке… Суменсон обменивалась с Ганецким шифрованными телеграммами типа такой: «Нестле не присылает муки, хлопочите. Суменсон». В Германии наладили выпуск фальшивых десятирублевых банкнот, которые передавали большевикам. Ленин связывался и непосредственно с Парвусом, требуя у него «побольше материалов». Три таких послания были перехвачены контрразведкой на финско-шведской границе.

Все эти и другие данные были собраны русской контрразведкой к лету 1917 г. Открытие германских архивов после Второй мировой войны полностью подтвердило подлинность материалов. Еще в процессе подавления июльского 1917 г. путча министр юстиции Переверзев собрал пресс- конференцию и передал в газеты данные подполковника контрразведки Б.В. Никитина и генерала П.А. Половцева о большевиках как агентах Германии… Узнав о действиях Переверзева, Сталин обратился в Совдеп с требованием запретить публикацию «клеветнической» информации. (Министры) Чхеидзе и Церетели послушно обзвонили редакции газет, требуя от имени исполкома Совета воздержаться от публикации. К удивлению Переверзева, министры князь Львов, Терещенко и Некрасов поддержали Совдеп: «Необходима осторожность, когда речь идёт о лидере большевистской партии». Только одна газета «Новая жизнь» наутро вышла с анонсом «Ленин, Ганецкий и Ко – шпионы». А потом опубликовала материалы Переверзева со всеми фактами и деталями. Листовки со статьёй были во множестве расклеены по Петрограду и окрестностям. Вернувшись с фронта, Керенский поддержал министров и обвинил Переверзева в непростительной ошибке, запретил арестовывать большевиков и конфисковывать найденное у них оружие.

В момент Февральской революции у большевиков не было своей прессы. С марта по июнь на немецкие деньги они наладили издание «Правды», «Окопной правды», «Голоса правды», «Солдатской правды». В начале июля общий ежедневный тираж большевистских газет и листовок составил 350 тыс. экз., достигая 1,5 млн. Они были практически в каждой роте. Большевистская партия начала приобретать популярность: с конца марта по начало мая она выросла с 24 тыс. до более чем 100 тыс. человек. Из распропагандированных рабочих и солдат большевики начали формировать Красную гвардию, оплачивая гвардейцев немецким золотом и фальшивыми десятирублевками… После подавления июльского путча 1917 г. множество фальшивок, сделанных в Германии, нашли у арестованных солдат и матросов. Большевики вполне беззастенчиво обманывали даже тех, кого сами нанимали на «революционную службу». Но латышским стрелкам, кстати, платили золотом.

Через два дня после штурма Зимнего германский госсекретарь требует от германского казначейства 15 млн золотых марок на политическую работу в России. Ленина за труды надо было отблагодарить и хорошо поддержать его первые государственные начинания.

Помощь немцев понадобилась большевикам и для того, чтобы удержать власть внутри России. После подписания Брестского мира (на условиях немцев) в Москву и другие города были введены германские войска частью в своем натуральном виде, частью в виде вооруженных немецких и австро-венгерских военнопленных. Уже в марте 1918 г. в одной Москве, по данным антикоммунистической разведки, было размещено до 53 тыс. вооруженных немцев, в том числе 7 тыс. регулярных войск. Они должны были охранять союзную большевистскую власть от антибольшевистских сил, выступавших под лозунгом продолжения войны на стороне Антанты. Крупные соединения немецких войск вместе с латышами и китайцами подавляли и восстание в Ярославле в июле 1918 г.

Немцы знали бескомпромиссное отношение русского свергнутого монарха к сепаратному миру. И когда они убедились, что он своим авторитетом никогда не поддержит Брестский договор, его уничтожение стало устраивать немцев не меньше, чем большевиков. Очень возможно, что по этому вопросу в конце июля 1918 г. между Лениным и германскими властями было заключено соглашение… Документов, подтверждающих, что такое решение было, не найдено до сего дня, но одного движения пальца Вильгельма было достаточно, чтобы и волос не упал с головы русского императора и членов его семьи. Вызвать гнев Кайзера летом 1918 г. большевики боялись больше всего на свете. Он им был нужен до тех пор, пока в Германии и Европе не разразилась социалистическая революция, которую большевики готовили на немецкие же деньги. Кстати, они шли и на оплату верхушки английских тред-юнионов, поддерживающих Советы. А революция запаздывала…

И в тот самый день, когда, остановив германцев под Реймсом на Марне, главнокомандующий союзными армиями маршал Фош отдал приказ о решительном контрнаступлении на Западном фронте, в этот самый день в далеком Екатеринбурге свершилось злодеяние цареубийства… Присутствие при убийстве уполномоченного германского командования весьма вероятно… Зверство убийц было столь велико, что они пристрелили одну из четырех собак императорской семьи, двух насмерть забили прикладами, останки (семьи) вывезли за город, где над телами женщин были совершены гнусные надругательства… 18 июля ВЦИК официально заявил, что решение о расстреле Николая II было принято в Екатеринбурге без консультаций с Совнаркомом, а супруга и дети «казненного Николая Романова» эвакуированы в надежное место. Это была стопроцентная ложь.

Впрочем, все факты здесь не изложишь. Осмелюсь на краткий комментарий. Авторы книги не утверждают, будто переворот вековой давности сделан исключительно на немецкие деньги. Видно, нет бухгалтерии, способной вычислить вес и роль этих денег. В книге изложены факты. А они вопиют вот о чем. Из двух своих лозунгов: «Революцию нужно делать чистыми руками» и «У пролетариата нет отечества» – Ленин на самом деле воплощал второй. И здесь все средства не пахнут, как и революция, – чистыми руками. Однако несет чистым цинизмом. Он и составил наследие верных ленинцев в СССР: провозглашаем одно, делаем другое, получаем третье. В итоге советская империя развалилась…

НА СНИМКЕ: Ленин в эмиграции. 

Источник:Игорь ОГНЕВ, Тюменская правда №49,2017

worldturne.com

www.vozvodimdom.com

Tekstkontent