Печать

От перемены мест слагаемых (продолжение)

НО ДВАДЦАТЬ ЛЕТ ЗАСТОЯ ВСЁ РАВНО СВЕТИТ

Месяц назад Минэкономики выдало прогноз, согласно которому страну ждёт 20 лет застоя. Правда, ведомство расписало три варианта, однако, не вдаваясь в подробности, все они не слишком радовали.

Варианты эти зависели только от цены нефти, которая пляшет от $40 до $70 за бочку вплоть до 2030 года, а это – гадание на кофейной гуще. Темпы роста валового продукта страны колеблются в пределах статистической ошибки: 1–2%. Но если власть не наберется решимости безотлагательно начать структурные реформы, то вместо призрачного роста и вовсе получим падение. 

Печать

ОТ ПЕРЕМЕНЫ МЕСТ СЛАГАЕМЫХ… НО ДВАДЦАТЬ ЛЕТ ЗАСТОЯ ВСЁ РАВНО СВЕТИТ

Печальный для россиян прогноз Минэкономики о двадцати годах застоя официально опровергнут. Однако есть множество причин, по которым он вполне может сбыться. И первая среди них тривиальна: экономика сидит на голодном пайке. Почти нет инвестиций, хотя деньги у компаний и населения еще водятся. Почему они не идут в экономику? 

Я уже приводил мнение Дмитрия Белоусова, ведущего эксперта близкого к власти Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования: "Проблема в отсутствии реальных стимулов". О чем речь? Я бы сказал, что скорее не о стимулах, а об антистимулах. Их можно разделить на две группы. Первая зависит от здравия многократно помянутых институтов государства, а вторая – от спроса населения, завязанного на его доходы. 

Печать

РОССИЯ В ШОКЕ

Ровно 25 лет назад в России начались масштабные рыночные реформы: переход от плановой экономики к рыночной. Те реформы были названы «шоковой терапией» и сочтены большинством населения неудачными. Сейчас в России вновь говорят о необходимости радикальных реформ. Ждать ли нам новой шоковой терапии?

Надо менять двигатель

О необходимости кардинальных реформ в российской экономике говорят давно, но в последние месяцы — все чаще. И в частных беседах, и открыто — как это сделал, например, глава Сбербанка Герман Греф во время международного инвестиционного форума в Сочи в конце сентября. Вопрос лишь в сроках — сколько времени осталось у власти на раздумья? Реформы должны начаться уже в 2016 году, убежден Герман Греф. «Отказ от резких, энергичных действий еще несколько лет — и настанет необходимость шоковых мер, ситуации выбора уже не будет!» — утверждает главный эксперт Frank Research Group Дмитрий Тарасов.

Печать

ОТ ПЕРЕМЕНЫ МЕСТ СЛАГАЕМЫХ…

НО ДВАДЦАТЬ ЛЕТ ЗАСТОЯ ВСЁ РАВНО СВЕТИТ 

Месяц назад Минэкономики выдало прогноз, согласно которому страну ждёт 20 лет застоя. Правда, ведомство расписало три варианта, однако, не вдаваясь в подробности, все они не слишком радовали.

Варианты эти зависели только от цены нефти, которая пляшет от $40 до $70 за бочку вплоть до 2030 года, а это – гадание на кофейной гуще. Темпы роста валового продукта страны колеблются в пределах статистической ошибки: 1–2%. Но если власть не наберется решимости безотлагательно начать структурные реформы, то вместо призрачного роста и вовсе получим падение. 

Печать

Государство, не теряй человека!

Много ли нам известно о деятельности Общественной палаты? Допускаю, что интерес к ней проявляют, прежде всего, самые неравнодушные граждане. Те, кто болеет душой за окружающий нас мир и от всего сердца желает процветания великой России. Не случаен и девиз Общественной палаты Тюменской области: «Государство, не теряй человека!». Сегодня наш гость Председатель Общественной палаты Тюменской области Геннадий ЧЕБОТАРЕВ.

– Геннадий Николаевич, расскажите о роли Общественной палаты в жизни нашего региона? 

– Начнём с небольшой справки. Наша Общественная палата является правопреемником Гражданского форума Тюменской области, работавшего свыше 10 лет под руководством губернатора Владимира Якушева. В 2010 году областная Дума приняла закон «Об Общественной палате Тюменской области», в который были внесены принципиальные изменения. В частности: представители законодательной и исполнительной власти не могут быть членами Общественной палаты. По- этому в новую региональную палату вошли только представители гражданских институтов, некоммерческих организаций, молодёжных и ветеранских объединений, бизнес-структур, традиционных конфессий, авторитетные граждане, имеющие заслуги перед обществом.