Печать

ФАРМАН САЛМАНОВ: «Я МАЛО ПОХОЖ НА ПРОМЕТЕЯ...»

Сегодня Фарману Курбан-оглы Салманову исполнилось бы 85. Если бы не развал геологии, оставивший зарубку на сердце, то крёстный отец большой тюменской нефти и на эту круглую дату обязательно собрал бы своих многочисленных друзей.

Все, кто знал Фармана Салманова, соберутся сегодня на вечер памяти в Тюменском технопарке. Для того, чтобы вспомнить своего друга, товарища, соратника, учителя…

Специально к юбилею в технопарке открылась выставка уникальных фотографий «Звезда Фармана Салманова». В областном музее изобразительных искусств подготовлена экспозиция, посвящённая первопроходцу. Телерадиокомпания «Ямал-Регион» подготовила очередной фильм — тридцатиминутную драму о противостоянии легендарного геолога с нефтяниками, экономистами, правительством…

О Салманове снято немало фильмов, изданы десятки книг, написаны сотни статей и воспоминаний…

…О детстве Фармана, когда шести лет от роду после ареста отца он остался в большой семье за старшего, помогая матери воспитывать троих детей.

Позднее мать припишет ему лишних три года, чтобы его взяли на работу. К двадцати годам ссылки в своё время приговорили и деда Фармана — Сулеймана. Отбывал он её в Сибири, там же женился на сибирячке Ольге Иосифовне, принявшей ради любимого мусульманское имя Фируза. Именно дед привил внуку интерес к Сибири.

…О судьбоносной встрече в Шамхоре с Николаем Байбаковым, сталинским наркомом нефтяной промышленности СССР. Так как Фарман лучше своих сверстников говорил по-русски, то ему поручили рассказать высокому гостю о школе. В конце встречи Байбаков спросил подростка, кем он хочет стать. Фарман не растерялся: «Нефтяником». Нарком похвалил выбор и произнёс вошедшую в историю фразу: «Ты сделал правильный выбор, парень. Нефть — будущее нашей страны».

…Об упёртости Салманова. По окончании геологоразведочного факультета Азербайджан­ского индустриального института, когда его распределили работать в Баку, он написал письмо Байбакову с просьбой о переводе в Сибирь. Выпускника вызвали в Москву, а оттуда направили в Кузбасс. Там он вскоре возглавил нефтеразведочную экспедицию.

…О сложном характере героя, который с первых дней на Кузбассе заявлял о бесперспективности поиска нефти в этом регионе. В августе 1957-го он в одночасье самовольно, воспользовавшись отсутствием начальника управления, арендовал четыре баржи, загрузил буровые установки и всей своей экспедицией передислоцировался туда, куда подсказывало ему его сердце, — в Сургут. Салманова пытались отстранить от работы и судить, однако его поддержал весь коллектив. Чтобы не нагнетать обстановку, руководитель подписал задним числом приказ о переброске партии в Среднее Приобье.

…О крепкой хватке. 21 марта 1961-го на азербайджанский праздник Новруз Байрам, когда был получен первый нефтяной фонтан, всем своим оппонентам он отправил телеграммы одного содержания: «Уважаемый товарищ, в Мегионе на скважине № 1 с глубины 2180 метров получен фонтан нефти. Ясно? С уважением, Фарман Салманов». Оппоненты ответили, что это природная аномалия и что большой нефти в Западной Сибири быть не может. После того, как из второй скважины близ Усть-Балыка забил ещё один фонтан, Салманов отправил начальству радиограмму: «Скважина лупит по всем правилам». А самому Никите Хрущёву, первому секретарю ЦК КПСС и председателю Совета министров СССР, — телеграмму следующего содержания: «Я нашёл нефть. Вот так, Салманов». Уже в Кремле Никита Хрущёв в присутствии Салманова принялся ругать Байбакова: «А ты куда смотришь, почему не видишь, что у тебя под носом творится? Сегодня проморгали нефть, а завтра всю страну проспим?»

Пройдёт совсем немного времени после той встречи в Кремле, и Хрущёв — 4 декабря 1963-го — подпишет историческое постановление «Об организации подготовительных работ по промышленному освоению открытых нефтяных и газовых месторождений и о дальнейшем развитии геологоразведочных работ в Тюменской области». А Салманов начнёт создавать Правдин­скую нефтеразведочную экспедицию, которую он будет возглавлять шесть лет. До назначения главным геологом по нефти и газу, заместителем Юрия-Рауля Эрвье — начальника «Главтюменьгеологии». А ещё через восемь лет, после назначения Юрия Георгиевича заместителем министра геологии СССР, — начальником главка.

Под руководством Фармана Салманова тюменские геологи открыли сотни месторождений. Активизировалось строительство жилья, социальных объектов. Только в Тюмени были построены поликлиника (она носит имя своего первого главврача Евгения Нигинского), Дворец культуры (ныне технопарк), стадион — всё под брендом «Геолог».

Позднее в одном из своих последних интервью Фарман Курбанович скажет: «Хочу предостеречь вас от заблуждения, что Салманов в одиночку покорил Западную Сибирь и добыл для нашего народа тепло и свет. Я мало похож на Прометея. Все эти годы рядом со мной рука об руку трудились тысячи и тысячи геологов, нефтяников, газовиков, строителей, которые, не жалея сил и здоровья, добывали нефть и газ. И я счастлив, что был рядом с этими великими людьми».

прямая речь

Способен на поступок

Иван Нестеров

заслуженный геолог РФ, лауреат Ленинской премии, член-корреспондент Российской академии наук:

 — В памяти отложился момент, когда в 1968-м в Салыме неожиданно был получен фонтан нефти. Скважина давала 700 тонн в сутки — этого никто не предполагал. Мы с моими друзьями, Фарманом Салмановым и Аркадием Тяном, поспорили, откуда идёт нефть. Я настаивал — из глин, они — из пласта, находящегося выше. Тогда Фарман Салманов, который был начальником экспедиции, пошёл на смелый научный эксперимент. Он терял время, жертвовал планом по бурению, возводимым тогда в абсолют, но отдал приказ через каждые десять метров проходки проводить весь комплекс исследовательских работ. Нигде в мире подобная технология не практиковалась. К счастью, пытливость была вознаграждена: когда прошли ачимовские песчаники, глинистая баженовская свита дала фонтан в 700 тонн. Таких в мире тогда не знали. Средними считались объёмы в две-три тонны. Это стало открытием и в нашей стране, и за её пределами.

Для меня отец — Салманов

Евграфий Тепляков

заслуженный геолог РФ, лауреат Государственной премии СССР:

 — Мы с Салмановым договаривались, что в августе 2007-го вместе отпляшем в Сургуте по поводу 50-летия с того дня, как ступили на сургутскую землю, но, увы… Фарман не дожил до этого пяти месяцев. Все наши 50 лет, с августа 1957-го и по март 2007-го, мы были не только соратниками в общем нашем геологическом деле, но и большими друзьями. Дружили и наши семьи. Эрвье многие называют «папой Юрой», а вот для меня отец — Салманов. Хотя по возрасту разница у нас небольшая. Тем более что по старым документам годом рождения Салманова был 1928-й, а на самом деле — 1931-й. Просто в войну мать прибавила ему несколько лет, чтобы его взяли на работу, — тогда на завод можно было идти с 14 лет.

«Он нас подталкивал»

Николай Глебов

Герой Социалистического Труда:

  — Трудолюбия и энергии Салманову было не занимать. Этим он и нас «подталкивал». В те времена были не только планы — месячный, квартальный, пятилетка, но ещё и социалистические обязательства. Взять их и не выполнить было нельзя, поэтому обычно брали чуть меньше возможного. А он увеличивал планы в два раза и, соответственно, давал задания бригадам. И ведь выполняли… Прилетел он однажды к нам в бригаду, зашёл в столовую, попросил компота. Повариха подала ему металлическую кружку. А он говорит: налей в стеклянный стакан. Я говорю, что у нас нет стаканов — металлическая посуда удобнее, не бьётся при переездах. «Сколько ты на скважину денег списываешь? Неужели не можешь купить стаканы?» — возмутился Салманов. Через некоторое время получаем деревянный ящик, а в нём переложенные стружкой, чтоб не разбились, стаканы.

Источник: Тюменские известия №132

worldturne.com

www.vozvodimdom.com

Tekstkontent