Печать

Глазьев защищает родину

Как сообщил Forbes, рабочая группа РАН под предводительством академика Сергея Глазьева уже написала ожидаемый президентом Владимиром Путиным «проект мер по защите российской экономики от финансовой угрозы со стороны западных стран». По известной версии С. Глазьева, общемировые финансовые процессы заточены на то, чтобы завладеть российскими активами. Эта идея оказалась востребована тогда, когда стало ясно, что прежняя модель проживания нефтедолларов уже не работает. В Академии наук проект С. Глазьева обсудят в марте. Есть экономисты, не согласные с глазьевской идеей, их мнение по этому поводу исчерпывающе выразил в своем блоге глава «Роснано» Анатолий Чубайс: «Человек, утверждающий, что США и Европа эмитируют деньги для захвата российских активов по дешевке, не может считаться экономистом».

Экономика и Жизнь, №3

Печать

Финансист, который не воровал

История России полна парадоксов, неожиданных переплетений явлений и судеб. Люди, независимо от их временной отдаленности и настоящей повседневности, изменились мало: те же идеалы и те же пороки.

Хорошо известна фраза писателя и историка XIX века Николая Карамзина: «Если бы ответить одним словом на вопрос: что делается в России, то пришлось бы сказать: крадут». В этом плане нынешний век очень похож на предыдущий, только сегодня это действо приобрело более изощренные и масштабные формы. Коррупция, господа! В этом смысле весьма любопытен опыт прошлого.

Егор Францевич Канкрин признается самым выдающимся из русских министров финансов. Он не только создавал условия для развития производительной энергии общества, но и решительно боролся с казнокрадством.

Канкрин родился 16 ноября 1774 года в немецком городе Ганау. В 1796 году его отец по приглашению русского правительства переселился в наше отечество, где продолжил занятия техническими вопросами горного, монетного и строительного дела, что отчасти передалось и сыну. Молодой Канкрин объездил многие губернии для ревизии или устройства лесного и соляных промыслов: тогда же научился бегло говорить по-русски. В 1809 году его назначают инспектором всех петербургских иностранных колоний. Чуть позже он написал интересный труд, касающийся военного искусства, который произвел сильное впечатление на военные авторитеты того времени. В самом начале войны 1812 г. его назначают генерал-интендантом первой западной армии под командованием Барклая-де-Толли, а вскоре – всех действующих войск.

Печать

Даниил ГРАНИН: «Любовь редко пользуется словами. У нее есть масса других возможностей»

…Коленки дрожали. И в лифте дома, и на пороге квартиры, и в кабинете писателя. Не его боялась — себя. Незрелости, незнания, непроницательности, непреодолимости дистанций образования, интеллекта, жизненного опыта… А Гранин иронизировал над собой: «Я склеротик: назначил вам встречу, забыв, что на это же время вызвал мастера починить айпад. Явно не обделенный вниманием хозяина планшетник спал на маленьком столике. Напротив, на письменном столе, лежала рукопись — большая тетрадь в линейку в твердом переплете. Шариковая ручка ждала на странице, исписанной до середины… О чем я спрашивала? Что он отвечал? Грустное ощущение недоговоренности мучило сутки. И вдруг голос Гранина в трубке: «Приезжай. Еще поговорим…»

— Оторвала вас от рукописи. Продолжаете работать?
 — Не только продолжаю, но и получаю от этого удовольствие. Стараюсь успеть побольше и поскорее…
 Новая книга Даниила Гранина — о любви. А монолог великого писателя для «Новой» — про вещи поразительные…

 ***
 — Произведение носит пока условное название — «Любовь и не только». Мне это интересно, поскольку это — значительная часть моего существования. И в войну, и до войны, и после войны, и поныне. Любовь есть к женщине, к детям, к природе, к книгам… Я пишу о любви к женщине, самой важной, потому что она продолжает жизнь. И твою жизнь, когда тебя не будет. Эта часть жизни — наиболее сложная. Не хочется полностью раздеваться. Я не очень люблю душевный стриптиз. Но, с другой стороны, — есть вещи, о которых хочется рассказать. Найти здесь пропорцию, золотую середину очень непросто.

Печать

Все они- "немцы!" Писатель Александр Терехов - о том, что власть делает с людьми.

«Видимо, в эпоху разворовывания государственной собственности у победителей первой отмирает всё-таки совесть», - уверен писатель Александр Терехов, лауреат премии «Национальный бестселлер-2012».

«Немцы» по форме - рассказ о жизни главы пресс-службы одной из столичных префектур. А по сути - безжалостная картина быта и нравов российского чиновничества.
Вечно отстающие

«АиФ»: - Сегодня даже власть пусть неохотно, но всё же признаёт: коррупция пожрала всё, «метастазы» по всему организму страны пошли. А на ваш взгляд писателя, Александр, как: надежда есть и пациент скорее жив, чем мёртв?

А.Т.: - Сразу хочу предупредить: я уверен, что авторы романов не должны сейчас делать вид, что только они «всё правильно понимают», «знают, как надо». Литература больше не Евангелие, писатели не пророки, и я, как автор романа «Немцы», знаю о нашей жизни не больше таджика, работающего на автомойке в подвале соседнего дома и там же и живущего. А, может быть, даже и меньше. Поэтому на многие серьёзные вопросы совершенно серьёзно отвечаю: «Не знаю».

Печать

Я хочу жить в кайф

7-й по богатству в России, 58-й в мире. Был президентом группы ОНЭКСИМ, но в октябре, как говорит, отошел от бизнеса. Теперь он исключительно политик — возглавляет созданную им партию «Гражданская платформа». До этого три года был членом КПСС и четыре месяца членом партии «Правое дело». Кандидат в президенты РФ-2012, занял 3-е место. Среди прочего разного — президент Союза биатлонистов России. Еще из всем известного: не пользуется мобильным телефоном, залоговые аукционы, Куршевель, «Норильский никель», не женат, разгружал вагоны, часами занимается спортом, ё-мобиль, варил джинсы с другом Хлопониным…
Фото Анны Артемьевой


—В октябре, выступая на съезде «Гражданской платформы», вы больше 15 минут говорили без бумажки, без плана, передвигаясь по сцене. Вы заучивали свой текст?

 —Нет, у меня внутри есть логический стержень, план — от первого пункта до десятого, что я должен раскрыть. А дальше: накануне час готовишься к такой речи. Я должен с этим как бы переспать.

— Я читала, что когда вы учились публично выступать, то для того, чтобы смотреть людям в глаза, якобы дома даже носили какую-то маску.

 — Я давал интервью в Америке. И мне сказали, что то, что ты говоришь в России, не работает с точки зрения мимики в Америке. И поэтому надо научиться по-американски работать глазами. Один раз во время подготовки завязали маску, чтобы я все то же самое сказал глазами. Потом мне показали запись — глаза мертвые. И говорят: «А теперь попробуй сказать не лицом, а глазами». Один раз такой эксперимент провели.

—Получился?

 — Да, получился по факту, потому что меня в Америке воспринимают, я провожу пресс-конференция, я говорю по-английски, у меня нормальный контакт с журналистами. В Америке другие принципы общения с людьми — должно быть более живое лицо, позволено больше жестов. 15 лет назад мне рассказывал профессиональный еще советский специалист по публичной работе, что всегда должна быть голова ровно, минимальное количество эмоций, руки должны быть спокойные. А в Америке, наоборот, экспрессия, эмоции…
 

worldturne.com

www.vozvodimdom.com

Tekstkontent