Печать

Шесть проблем и три защиты

ОАО «Тюменский аккумуляторный завод» шагает в ВТО

Президент РФ Владимир Путин подписал Федеральный закон «О ратификации Протокола о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации от 15 апреля 1994 года». Закон принят Госдумой 10 июля и одобрен Советом Федерации 18 июля 2012 года. Этим Протоколом оформляется членство России в ВТО.

Отношение к присоединению далеко не однозначное. Представители сырьевых секторов считают его благом, тогда как переработчики, мягко говоря, не в восторге.

Генеральный директор ОАО «Тюменский аккумуляторный завод» Александр Кореляков, который когда-то принял рядовой завод, прошел перестройку, приватизацию и массу различных пертурбаций, сделав завод российским аккумуляторным флагманом, считает, что есть проблемы, которые ставят завод в неравные условия на рынке по отношению к западным и азитаским производителям аналогичной продукции.

– Первая проблема – климатическое неравенство.

Климат в России, тем более в Сибири, суровее, чем в индустриальных странах мира. Это напрямую влияет на эффективность производства. Огромные расходы на оплату энергоресурсов (газ, электричество и т.п.), на подготовку к зимнему сезону, существенно увеличивают себестоимость продукции.

По сравнению с другими странами для России и для города Тюмени в частности характерна дороговизна капитального строительства. Повышенные затраты сопровождают весь процесс, начиная от закладки фундамента, глубина которого зависит от промерзания грунта. В связи с существенными сезонными перепадами температур наши здания и сооружения менее долговечны.

Ни один завод нашего профиля в Юго-Восточной Азии и в Европе не имеет специального отопления. Тепла хватает от оборудования или отопление осуществляется излучателями в локальных зонах. Поэтому несправедливо устанавливать в России цены на энергоносители на уровне мировых. Учитывая наши климатические условия, они должны быть минимум на 50 процентов ниже. Кстати, сегодня Тюменский аккумуляторный завод платит за электроэнергию и газ больше, чем аналогичный завод в Филадельфии (США).

Проблема вторая – государственная политика преференций для иностранных производителей.

На российском рынке идет резкое увеличение импорта аккумуляторных батарей из европейских стран, таких, как Сербия (пострадавшая в 1999 году от бомбардировок НАТО, имеет преференции в виде беспошлинных поставок в Россию товаров по специальным перечням, в которые входят и аккумуляторные батареи) и Украина. Вот цифры за три года. В 2009 году из Сербии было завезено 143 306 аккумуляторов, в 2010-м – 831 950; в 2011-м – 827 593 штук.

Украина как страна, входящая в СНГ, также поставляет на российский рынок аккумуляторные батареи без таможенных пошлин. 2009-й год – 1 038 875 штук; 2010-й – 1 789 718; 2011-й – 2 031 111 штук.

Таким образом, за последние три года в Россию беспошлинно ввезено 6 662 553 аккумуляторных батарей – объемы весьма внушительные. Причем поставки идут по ценам, которые не возмещают даже затрат на покупку материалов для производства аккумуляторных батарей.

Наглядный пример демпинговых цен – украинская компания «VESTA». В 2011 году поставила в Россию 1 484 856 аккумуляторов. И за январь–сентябрь этого года (других данных нет) получила 9 миллионов 344 тысячи долларов чистого убытка. Отсюда можно сделать вывод – убытки плановые.

Считаю, что пора прекратить оказывать преференции иностранным компаниям за счет развала российских.

Третья проблема – действие устаревших «советских» правил регулирования трудовых отношений.

Российская Федерация – единственная страна, сохранившая такое понятие, как «вредность» по спискам №1 и №2. Как само понятие «вредность», так и связанные с нею льготы на постсоветском пространстве остались только в России. Их нет даже ни в Казахстане, ни на Украине.

При этом «вредность» зависит не от наличия фактической вредности на рабочем месте, а от того, включена ли данная профессия в список (начало составления списков было положено еще в 30-х годах). Эти списки влекут за собой шестичасовой рабочий день, увеличенный до 42-х дней отпуск, бесплатное профилактическое питание.

Поэтому в России количество работающих на аккумуляторных заводах, в сравнении с другими европейскими заводами, должно быть больше на 25 процентов при одинаковом оборудовании и интенсивности труда.

Пора ликвидировать оба эти списка, а вредность определять по аттестации рабочих мест.

Четвертая проблема – диктат естественных монополий.

На сегодняшний день любой российский предприниматель сталкивается с этим: постоянно растут тарифы на энергоносители, железнодорожные перевозки, навязываются экономически невыгодные договорные условия, создаются искусственные препятствия при осуществлении производственной деятельности.

В качестве примера возьмем наш завод. Еще 15 лет назад 97 процентов продукции ОАО «Тюменский аккумуляторный завод» отгружалось железнодорожным транспортом (полувагонами, вагонами, контейнерами, платформами). Сегодня эти же 97 процентов продукции отгружается автомобильным транспортом – из-за дороговизны тарифов и повышающих коэффициентов к ним со стороны частных компаний, отсутствия среднетоннажных контейнеров (3, 5 тонн), которые якобы стали невыгодны.

Считаю, что в этих условиях должны быть организованы контрейлерные перевозки (т.е. большегрузные автомобили с экипажем на платформах) для начала хотя бы по Транссибирской магистрали.


Необходимо защитить российского производителя от навязывания невыгодных договоров по энерго-, тепло-, газо-, водоснабжению. Например, вписанные энергетиками в договоры «под себя» «отклонение напряжения – шесть процентов», с ссылкой на ГОСТ 13109-97 («предельные отклонения 10 процентов»).

ГОСТ был создан, когда вся автоматика оборудования была электромеханической. Современное оборудование на электронике таких отклонений не выдерживает (к примеру, 25 мая 2012 года только за первую смену завод останавливался четыре раза из-за колебаний напряжения). Для производства это крайне вредно, не нужно быть большим специалистом, чтобы представить последствия.

Пятая проблема – налоговое законодательство.

Тяжелым бременем для любого производства является неоправданная усложненность налогового законодательства, нестабильность в системе налогообложения (постоянно меняются правила), что приводит к постоянным проблемам с налоговыми органами.

95 процентов проблем – это НДС (налог на добавленную стоимость). Считаю, что НДС должен быть твердым налогом прямого действия, равным по сумме, без вычетов, возвратов, зачетов и т.п. Если реформировать НДС таким образом, то численность работников бухгалтерии завода уменьшится в два раза. А в судах на 90 процентов сократится количество дел по налоговым спорам.

Также необходимо вернуть в Налоговый кодекс презумпцию добросовестности налогоплательщиков в полном объеме.

Шестая проблема – возложение на предприятия обязанностей по выполнению государственных функций.

ОАО «Тюменский аккумуляторный завод» должен нести дополнительные расходы на содержание служб мобподготовки, гражданской обороны, военно-учетного стола (ВУС). Наши иностранные акционеры не понимают таких расходов.

Эти, по сути своей государственные функции, возложены на нас различными нормативными актами. Все государственные функции оплачиваются за счет бюджетных средств, т.е. за счет уплаченных налогов. Таким образом, оплачивая расходы на мобподготовку, гражданскую оборону, ВУС мы платим дополнительный налог.

Если исполнять все предписания по гражданской обороне, то завод надо остановить, и всем коллективом заниматься только гражданской обороной.

Считаю, что содержание ГО, ВУС, МП необходимо приравнять к уплате налогов, при этом расходы считать в счет уплаты налогов. Для расчетов можно утвердить норматив на одного работающего.

Если все, что я озвучил просчитать по прямым затратам, то себестоимость продукции, выпускаемой Тюменским аккумуляторным заводом, окажется на 21-23 процента выше, чем у наших иностранных конкурентов. А вместе с косвенными затратами – примерно на 31 процент выше. И это при одинаковой технологии и интенсивности труда.

Если Российское государство заинтересовано в своих производителях, тогда должны применяться соответствующие таможенные пошлины, выравнивающие условия на рынке, поскольку на нефтедоллары всех прокормить и содержать вряд ли получится.

– Вы нарисовали достаточно мрачную картину.

– Она такая, какая есть.

– Я к тому, что наш человек всегда «найдет выход». На что вы надеетесь?

– «Первая надежда», что удастся сохранить завод. Считаю, в первую очередь, нас защитит жадность российских чиновников – едва ли она со вступлением в ВТО уменьшится, скорее, увеличится.

«Вторая надежда» – на необязательность отечественных бизнесменов: остерегутся благополучные иностранцы безрассудно связываться с нашими предпринимателями, будут искать надежные предприятия.

«Свежий» пример из «Коммерсанта»: суть – финансовый концерн «Nokian» построил в ленинградской области два завода по производству шин. Сбывать продукцию поручили партнеру из России на договорной основе без предоплаты. Партнер шины реализовал, а деньги не вернул. Дело дошло до суда, но там так все повернулось, что западному инвестору не только отказали в деньгах за реализованную продукцию, а еще и приписали пару сотен миллионов долга. Хорошо, что вмешался Генеральный прокурор Юрий Чайка. И вот результат, цитирую «Коммерсант»: «Прокурорская комиссия дала хорошего «пинка» правоохранительным органам». Но вернули ли деньги, – об этом ни слова! Да и не все смогут подключать по своим делам Генерального прокурора.

Третья «защита» – это «российский криминал». В Европе и Штатах очень боятся «русскую мафию», о которой черпают сведенья в своих изданиях и Интернете, а там много преувеличений и вранья. Стало быть, зарубежный бизнес опять же потянется к проверенным предприятиям.

– Как говорится, «уже что-то». Не могу не задать вопрос о Китае – соседе и основном конкуренте, глядя на стремительное развитие которого возникают тревожные чувства. 11 лет в ВТО, и там, вроде, все в порядке.

– КНР – закрытое государство, там много идейных людей, их не сломит ни какое ВТО. Однажды обращаюсь к одному китайскому бизнесмену, который торговал запчастями, в том числе и аккумуляторными батареями. Более-менее изъясняется по-русски, смотрю в его торговой точке батареи для мотоциклов – дорого, говорю: давай буду в два раза дешевле поставлять. А он в ответ: а кто мне это разрешит – и разговор окончен.

Чиновники у них, с кем я встречался, – патриоты, их распирает гордость за страну: космос осваивают, на Луну собрались, армию содержат в образцовом порядке, а где у наших чиновников гордость и забота о соотечественниках? Однажды, будучи в Африке, мы остались без багажа, обратились в Российское посольство, поздновато было, конечно, – около полвосьмого вечера.
Нас даже на порог не пустили, а через домофон сказали: «приходите завтра». Тогда наш
австрийский партнер Дитер Каучич повел нас в Австрийское посольство, там находились всего два человека, нас приняли, напоили кофе, «поставили на ноги» полицию и через два часа вещи нам были возвращены в целости и сохранности.

Однако вернемся к заводу. Мы на заводе все последние годы делали все, чтобы приспособиться для работы в ВТО. Сегодня мы полностью себя обеспечиваем свинцом и свинцовыми сплавами, в этом году запустили маленькое производство по материалам и полуфабрикатам, что ранее получали из Англии, Южной Кореи, Франции и США. У нас остался один крупный полуфабрикат, который мы получаем из Австрии, иногда из Англии, но и его собираемся изготавливать в I квартале 2013 года. Будем надеяться, что сохраним завод.

– Ну вот, как любит говорить один из наших общих знакомых, «и ладушки».

Сергей Шильников. Тюменская Правда

worldturne.com

www.vozvodimdom.com

Tekstkontent