Печать

Есть ли средство от «коррозии власти»?

Почему в России сохраняется запредельно высокий уровень коррупции? Правильно ли определены основания государственной политики против мздоимства? И как изменить ситуацию? Ответы на эти вопросы искали ведущие учёные и практики в антикоррупционном деле.

Международная научно-практическая конференция «Выявление и профилактика мошенничества и коррупционных рисков в органах государственной власти. Комплексная защита бизнеса и предпринимателей» прошла в Тюменской областной Думе 24 апреля. Это уже вторая подобная конференция, первая состоялась год назад и, по словам одного из организаторов, генерального директора группы компаний «РАСТАМ» Любови Растамхановой, имела успех, превзошедший все ожидания. Поэтому нынче руководство холдинга и Торгово-промышленной палаты Тюменской области решили повторить опыт и пригласить самый «звездный» состав выступающих.

Спикером выступил автор первого в России учебника по борьбе со взяточничеством для полицейских— Пётр Коловангин, академик Академии геополитических проблем, профессор, научный руководитель программ антикоррупционной подготовки кадров госслужбы Северо-Западного института управления РАНХ и ГС при Президенте Российской Федерации. Среди более чем двухсот участников — ученые, депутаты, представители исполнительных органов власти, надзорных структур и бизнесмены.

— За 26 лет рыночных преобразований в Российской Федерации коррупция превратилась в системную проблему для общества и государства. Многочисленные факты мошенничества дискредитируют органы власти и местного самоуправления, приводят к непомерному материальному и моральному ущербу, — заявил Петр Коловангин.

Он напомнил, что последовательные меры против этого явления власть начала предпринимать с 2016 года, после того как на высшем государственном уровне признали: коррупция несет прямую угрозу национальной безопасности страны.

Нет контакта — нет взятки

О том, какие шаги предпринимают законодатели, рассказала председатель комитета Тюменской областной Думы по экономической политике и природопользованию Инна Лосева. В первую очередь парламентарии стараются не допустить принятия нормативно-правовых актов, содержащих коррупциогенные факторы. За 8 лет действия закона об антикоррупционной экспертизе через такую проверку прошли более чем 900 рассмотренных законопроектов.

Помимо этого областные депутаты совместно с предпринимательским сообществом выявляют в законопроектах и действующих законах положения, затрудняющие ведение инвестиционной и предпринимательской деятельности. Один из успешных примеров: в прошлом году внесены изменения в областной закон о регулировании торговой деятельности, которые облегчили для предпринимателей процедуру перезаключения договоров на размещение нестационарных торговых объектов в муниципальных образованиях.

Важнейшим направлением работы Инна Вениаминовна назвала перевод в электронную форму всей системы оказания государственных услуг и их предоставление по принципу «одного окна» через многофункциональные центры (МФЦ).

— Коррупционный риск возникает там, где есть прямой контакт между принимающим решение чиновником и гражданином. Сеть МФЦ, которая активно развивается в Тюменской области, должна радикально сократить этот риск, — выразила надежду депутат.

В регионе работает 30 МФЦ, в них предоставляется более 200 госуслуг — муниципальных, региональных и федеральных. В 2017 году было принято 1,2 миллиона заявлений. В целом органы власти региона оказывают 80% госуслуг через МФЦ или в электронном виде при плановом общероссийском показателе 50%. Это означает, что количество личностных контактов между получателем услуги и исполнителем уменьшается. Особое значение это имеет для представителей бизнеса.

— Организацию и ведение собственного бизнеса каждый предприниматель ведет на свой страх и риск. И когда этот риск усугубляется опасностью стать жертвой мошенничества, какой-то коррупционной схемы, о создании стимулов у людей для развития предпринимательства невозможно вести речь, — убеждена Инна Лосева.
По результатам опроса 2017 года, со взяточничеством в России сталкиваются порядка 40% представителей бизнеса. Такую статистику ежегодно замеряет Торгово-промышленная палата в рамках проекта «Бизнес-барометр коррупции». По словам президента Торгово-промышленной палаты Тюменской области Эдуарда Абдуллина, средний размер взятки в наши дни составляет около 25-30 тысяч рублей. Наибольшее количество подарков — порядка 41% — делается в размере до 3 тысяч рублей.

Торгово-промышленная палата области начиная с 2014 года является держателем реестра предприятий, присоединившихся к антикоррупционной хартии. На сегодняшний день к хартии присоединилось 1846 организаций — это лучший показатель по всей России.

— Тюменская область относится к регионам с наименьшим показателем коррупции в России, тем не менее коррупционные дела присутствуют. Увеличивается количество лиц, привлеченных к уголовной ответственности, и сроки, которые получают эти граждане, — заметил Эдуард Абдуллин.

Драма вместо романтики

Заместитель директора департамента инвестиционной политики и государственной поддержки предпринимательства Тюменской области Антон Машуков призвал аудиторию учитывать оборотную сторону медали в деле борьбы со злоупотреблением полномочиями среди госслужащих.

Он напомнил, что в Тюменской области действует множество различных форм государственной поддержки предпринимательства. А в департаменте инвестиционной политики, в свою очередь, чуть ли не каждый месяц проходят проверки — как эта поддержка оказывается.

— Это все увлекательно, но категорически парализует нашу работу. В итоге мы значительно трансформируем существующие формы поддержки, потому что в них видятся коррупциогенные факторы. И эти изменения — точно не в пользу субъектов малого предпринимательства, — уверяет Антон Машуков. — Попытки победить коррупцию, которая может присутствовать в сфере поддержки предпринимательства, приводит к тому, что доступ представителей бизнеса к поддержке значительно усложняется.

Представитель департамента подчеркивает, что принимаемые антикоррупционные меры должны быть адекватны происходящему, экономической ситуации и учитывать возможные негативные эффекты при правоприменении.

— Увлечение мерами контроля приводит эту ситуацию из романтического состояния в драматическое, и мы должны разумно во всем этом разбираться, — прокомментировал Пётр Коловангин.

Коррупция как ржавчина

Коррупция, по мнению доктора юридических наук, профессора, завкафедры конституционного и муниципального права Международного юридического института Сергея Глотова, такая же вечная беда для России, как дураки и дороги. Ущерб экономике страны от злоупотребления полномочиями государственных служащих за 2,5 года составляет, по данным Генпрокуратуры РФ, 148 млрд рублей. Это в три раза больше, чем расходы на науку. Из них возвращено в бюджет только 26 млрд рублей. В сети правосудия ежегодно попадают 30-40 тысяч человек, а приговор получают порядка 10 тысяч человек. В основном это «мелкая рыбешка»: 57% — те, кто давал или брал взятки до 10 тысяч рублей, 24% — от 10 до 50 тысяч рублей. Должностей лишаются от 800 до 1200 человек в год — это капля в море для страны с населением 146,8 миллиона человек.

— Коррупция как ржавчина разъедает власть. И не случайно в первом постсоветском толковом словаре 1991 года слова «коррупция» (подкуп должностных лиц в целях личного обогащения) и «коррозия» (разъедание металла при соприкосновении с воздухом) идут друг за другом. Власть разъедается коррупцией!

Картели

Еще немного красноречивой статистики привел спикер конференции Пётр Коловангин. Он рассказал, что с одной стороны в России сокращается количество выявленных преступлений: с 50 тысяч в 2015 году до 29,5 тысячи в 2017 году. В то же время есть динамика фантастического роста финансовых нарушений при расходовании госбюджета: в 2012 году потери составили 240 миллиардов рублей, в 2015 году — 516 миллиардов, в 2016 году — 965 миллиардов и в 2017 году — 1 триллион 556 миллиардов рублей.

Особая сфера коррупционных рисков — это конкурсы без конкуренции в системе госзакупок. Доля неконкурентных закупок госкомпаний и госпредприятий в 2017 году выросла до 96%.

— Мы боремся с коррупцией, а параллельно механизм госуправления вырабатывает такие варианты развития ситуаций, когда понятия рынка и конкуренции обходятся со скоростью курьерского поезда, — заявил Пётр Михайлович.

Как уточнил Дмитрий Полухин, заместитель руководителя Управления Федеральной антимонопольный службы, на профессиональном языке тайное соглашение между участниками госзакупок с целью распределения госконтракта именуется картелем. Нередко в сговоре на торгах бывают замешаны и сами госзаказчики. По оценкам ФАС, ежегодный ущерб от картелей и антиконкурентных соглашений составляет примерно 2% от ВВП.

— Масштаб очень серьезный, и необходимы более эффективные меры, чтобы не допускать подобные действия.

Пётр Коловангин рассказал, что как раз сейчас проходит общественное обсуждение пакета антикррупционных законопроектов, внесенных в Госдуму РФ Президентом России Владимиром Путиным 18 марта 2018 года. Эти инициативы, по убеждению спикера, существенным образом увеличат число сторонников борьбы с коррупцией и повысят уровень эффективности этой самой борьбы. Поправки подразумевают открытое отслеживание онлайн-движения расходов и доходов по счетам всех госслужащих, даже после увольнения, а также конфискацию имущества, нажитого незаконными методами. Главная идея поправок — сделать взятки невыгодными и бессмысленными.

— Ущемляет это права человека? Да, ущемляет. Является нарушением конституционных индивидуальных норм? Да, является. Но каждому, кто идет на госслужбу, будет предложено — согласиться с этой мерой или покинуть госслужбу, — заявил Пётр Коловангин.

Источник: Любовь Гордиенко, Тюменские известия

worldturne.com

www.vozvodimdom.com

Tekstkontent